ПРОБА ПЕРА

Дорогие братья и сестры! Мы продолжаем наше литературное путешествие в Италию - родину сонета.

Глава вторая.
ВЕНОК СОНЕТОВ

     Вено́к соне́тов — архитектоническая форма (твёрдая форма) поэтического произведения, а также и само поэтическое произведение, написанное в этой форме.

 

     Венок сонетов состоит из 15 сонетов (сонет, мы помним, состоит из 14 строф). Первая строка второго сонета совпадает с последней строкой первого сонета, первая строка третьего — с последней строкой второго и т. д. Четырнадцатый сонет завершается первой строкой первого сонета (как бы первый сонет начинается последней строкой четырнадцатого). Пятнадцатый сонет (магистральный сонет, магистралмадригал) состоит из первых строк предшествующих 14 сонетов. Получается произведение, действительно сплетенное в словесный венок.

 

     Магистрал является тематическим и композиционным ключом основой) венка; обычно он пишется раньше других сонетов венка. Но некоторые авторы, как и ваша покорная слуга, не искали легких путей. Свой венок сонетов я писала не с конца, то есть, не с завершающего магистрала(мадригала). Это ощутимо усложнило задачу. С результатом моих скромных трудов вы сможете ознакомиться ниже.

 

     Венок сонетов, так же, как и сам сонет, изобретён в Италии в XIII веке. Это весьма трудная поэтическая форма, требующая от поэта исключительного мастерства (особенно в подборе выразительных рифм). Первый венок сонетов на русском языке принадлежит филологу Фёдору Коршу, который в 1889 году перевёл венок сонетов словенского поэта Франце Прешерна. Оригинальные венки сонетов написали: Вячеслав Иванов (в сборнике «Cor ardens»), Валерий Брюсов («Роковой ряд»), Максимилиан Волошин («Corona Astralis», «Lunaria»), Константин Бальмонт и другие.

 

     Венок сонетов — одна из немногих твёрдых форм, к которой обращались поэты и в советское время (Павел АнтокольскийВладимир СолоухинИлья СельвинскийВиктор СоснораТатьяна ГнедичСемён КирсановКирилл Ковальджи, Юрий Абрамов, Александр Павлов) и др.

 

     

     Представляю вам венок сонетов, который мною особенно любим. Его написал русский советский писатель и поэт, видный представитель «деревенской прозы» ХХ века Владимир Солоухин (1924-1997г.), который очень любил Россию и воспевал русскую природу. Есть сведения, что незадолго до смерти он  был возведен в дворянство потомками русских царей. И не напрасно! Вы только посмотрите, как изыскан его слог и стиль:

1.

Венок сонетов - давняя мечта.

Изведать власть железного канона!

Теряя форму, гибнет красота,

А форма четко требует закона.

 

Невыносима больше маета 

Аморфности, неряшливости тона,

До скрежета зубовного, до стона,

Уж если так, пусть лучше немота.

 

Прошли, прошли Петрарки времена,

Но в прежнем ритме синяя волна

Бежит к земле из дали ураганной.

 

И если ты все ж мастер и поэт,

К тебе придет классический сонет - 

Вершина формы строгой и чеканной.

2.

Вершина формы, строгой и чеканной - 

Земной цветок: жасмин, тюльпан, горлец,

Кипрей и клевер, лилии и канны,

Сирень и роза, ландыш, наконец.

 

Любой цветок сорви среди поляны -

Тончайшего искусства образец,

Не допустил ваятеля резец

Ни одного малейшего изъяна.

 

Как скудно мы общаемся с цветами.

Меж красотой и суетными нами

Лежит тупая жирная черта.

 

Но не считай цветенье их напрасным.

Мы к ним идем, пречистым и прекрасным,

Когда невыносима суета. 

 

3.

Когда невыносима суета,

И возникает боль в душе глубоко,

И складка горькая ложится возле рта,

Я открываю том заветный Блока.

 

Звенит строка, из бронзы отлита,

Печального и гордого пророка,

Душа вольна, как вольная дорога,

 И до звезды бездонна высота.

 

 О, Блок! О, Бог! Мертвею, воскреси!

 Кидай на землю, мучай, вознеси

 Скрипичной болью, музыкой органной

 

 Чисты твоей поэзии ключи.

 Кричать могу. Молчанью научи,

 К тебе я обращаюсь в день туманный. 

 

 4.

 К тебе я обращаюсь в день туманный,

 О Родина, ужели это сны - 

 Кладу букет черемухи духмяной

 На холмик глины около сосны.

 

 И около березы. И в Тарханах.

 И у церковной каменной стены.

 Поэты спят… Те стойкой ресторанной,

 Те пошлостью, те пулей сражены.

 

 А нас толпа. Мы мечемся. Мы живы.

 Слова у нас то искренни, то лживы.

 Тот без звезды, а этот без креста.

 

 Но есть дела. Они первостепенны.

 Да ты еще маячишь неизменно,

 О, белизна бумажного листа! 

 

 5.

 О, белизна бумажного листа!

 Ни завитка, ни черточки, ни знака.

 Ни мысли и ни кляксы. Немота.

 И слепота. Нейтральная бумага.

 

 Пока она безбрежна и чиста,

 Нужны или наивность иль отвага

 Для первого пятнающего шага - 

 Оставишь след и не сотрешь следа.

 

 Поддавшись страшной власти новизны,

 Не оскверняй великой белизны

 Поспешным жестом, пошлостью пространной

 

 Та белизна - дорога и судьба,

 Та белизна - царица и раба,

 Она источник жажды окаянной. 

 

 6.

 Она источник жажды окаянной -

 Вся жизнь, что нам назначено прожить,

 И соль, и мед, и горечь браги пьяной,

 Чем больше пьешь, тем больше хочешь пить.

 

 Сладко вино за стенкою стаканной,

 Мы пьем и льем, беспечна наша прыть

 До той поры, когда уж нечем крыть

 И жалок мусор мелочи карманной.

 

 За ледоход! За дождь! За листопад!

 За синий свод - награду из наград,

 За жаворонка в полдень осиянный!

 

 За все цветы, за все шипы земли,

 За постоянно брезжащий вдали,

 Манящий образ женщины желанной. 

 

 7.

 Манящий образ женщины желанной...

 Да - помыслы, да - книги, да - борьба.

 Но все равно - одной улыбкой странной

 Она творит героя и раба.

 

 Ты важный, нужный, многогранный,

 Поэт, главарь - завидная судьба!

 Уйдет с другим - и ты сойдешь с ума

 И будешь бредить пулею наганной.

 

 Немного надо - встретиться, любя.

 Но если нет, то всюду ждут тебя

 В пустых ночах пустые города.

 

 Да - все-таки надежды слабый луч,

 Да - все-таки сверкнувшая из туч

 В ночи осенней яркая звезда. 

 

 8.

 В ночи осенней яркая звезда.

 Перед тобой стою среди дороги.

 О чем горишь, зовешь меня куда,

 Какие ждут невзгоды и тревоги?

 

 Проходит лет, событий череда,

 То свет в окне, то слезы на пороге, 

 Глаза людей то ласковы, то строги -

 Все копится для страшного суда.

 

 Для каждого наступит судный день:

 Кем был, кем стал, где умысел, где лень?

 Ты сам себе и жертва и палач.

 

 Ну, что ж, ложись на плаху головою,

 Но оставайся все-таки собою,

 Себя другим в угоду не иначь. 

 

 9.

 Себя другим в угоду не иначь.

 Они умней тебя и совершенней,

 Но для твоих вопросов и задач

 Им не найти ответов и решений.

 

 Ты никуда не денешься, хоть плачь,

 От прямиков, окольностей, кружений,

 От дерзновенных взлетов и крушений,

 От всех твоих побед и неудач.

 

 Привалов нет, каникул не бывает.

 В пути не каждый сразу понимает,

 Что жизнь не тульский пряник, не калач.

 

 Рюкзак годов все крепче режет плечи,

 Но если вышел времени навстречу,

 Души от ветра времени не прячь! 

 

 10.

 Души от ветра времени не прячь!

 Стоять среди железного мороза

 Умеет наша светлая береза,

 В огне пустынь не гибнет карагач.

 

 Но точит волю вечная угроза.

 Но подлецом не должен быть скрипач.

 Но губят песню сытость, ложь и проза,

 Спасти ее - задача из задач.

 

 Берешь, глядишь: такие же слова. 

 Похожа на живую, а мертва. 

 Но если в ней сознанье угадало

 

 Хоть уголек горячий и живой,

 Ты подними ее над головой,

 Чтобы ее как факел раздувало. 

 

 

11.

 Чтобы ее как факел раздувало,

 Ту истину, которая в тебе,

 Не опускай тяжелого забрала,

 Летя навстречу буре и борьбе.

 

 Тлен не растлил и сила не сломала.

 И медлит та, с косою на горбе.

 Хвала, осанна, ода, гимн судьбе -

 Ты жив и зряч. Не много. И не мало.

 

 С тобой деревья, небо над тобой,

 Когда же сердце переполнит боль,

 Оно взорвется ярко, как фугас.

 

 Возможность эту помни и держи,

 Для этого от сытости и лжи

 Хранится в сердце мужества запас. 

 

 12.

 Хранится в сердце мужества запас,

 Как раньше порох в крепости хранили,

 Как провиант от сырости и гнили,

 Как на морском суденышке компас.

 

 Пускай в деревьях соки отбродили,

 Пусть летний полдень засуху припас,

 Пусть осень дышит холодом на нас,

 И журавли над нами оттрубили.

 

 Пусть на дворе по-зимнему темно,

 Согреет кровь старинное вино,

 Уздечкой звякнет старенький Пегас.

 

 Придут друзья - обрадуемся встрече.

 На стол поставим пушкинские свечи,

 Чтоб свет во тьме, как прежде, не погас! 

 

 13.

 И свет во тьме, как прежде, не погас.

 Да разве свет когда-нибудь погаснет?!

 Костром горит, окном манит в ненастье,

 В словах сквозит и светится из глаз.

 

 Пустые толки, домыслы и басни,

 Что можно, глыбой навалясь,

 Идущий день отсрочить хоть на час,

 Нет ничего смешнее и напрасней!

 

 А мрак ползет. То - атомный распад.

 То - душ распад. То - твист, а то - поп-арт.

 Приоритет не духа, а металла.

 

 Но под пустой и жалкой суетой

 Он жив, огонь поэзии святой,

 И тьма его, как прежде, не объяла. 

 

 14.

 И тьма его, как прежде, не объяла,

 Мой незаметный, робкий огонек.

 Несу его то бодро, то устало,

 То обогрет людьми, то одинок.

 

 Уже немало сердце отстучало,

 Исписан и исчеркан весь листок,

 Ошибок воз, но этот путь жесток,

 И ничего нельзя начать сначала.

 

 Не изорвать в сердцах черновика,

 Неисправима каждая строка,

 Неистребима каждая черта.

 

 С рассветом в путь, в привычную дорогу.

 Ну а пока написан, слава богу,

 Венок сонетов - давняя мечта. 

 

 15.

 Венок сонетов - давняя мечта,

 Вершина формы, строгой и чеканной,

 Когда невыносима суета,

 К тебе я обращаюсь в день туманный.

 

 О, белизна бумажного листа!

 Она источник жажды окаянной,

 Манящий образ женщины желанной,

 В ночи осенней яркая звезда!

 

 Себя другим в угоду не иначь.

 Души от ветра времени не прячь,

 Чтобы ее как факел раздувало.

 

 Хранится в сердце мужества запас.

 И свет во тьме, как прежде, не погас,

 И тьма его, как прежде, не объяла!

    К форме венка сонетов прибегают в современной рок-музыке («Rosarium» Сергея Калугина* 2006 год альбом «Nagelreid» проекта Nitberg, исполненный в жанре Black Metal). Послушайте, как красиво это может звучать:

 

*https://www.youtube.com/watch?v=DLuplLIpgCo

   

   В заключении представляю на ваш суд свой вариант венка сонетов:

1.

Теперь почти не пишешь от руки.

Коты грызут свой корм, не зная мыши.

Все чаще в прозе пишутся стихи,

И даже крик твой вряд ли кто услышит.

 

Вот дождь рисует на воде круги

И каплями стучит по старой крыше,

Вот океан волною пенной дышит,

Смывая с суши, как с души грехи,

 

Прибрежный мусор, - видишь лишь в кино

Все то, на что ты смотришь сквозь окно,

Скользя по миру взглядом равнодушным.

 

Твой каждый день проходит в суете,

Задачи, мысли, планы - всё не те,

Становишься все более бездушным.

 

2.

Становишься все более бездушным

Экран бесстрастный отразит вполне

Всё, что прикажешь клавишам послушным.

А чувства -  словно тени на стене.

 

Да, без любви порой бывает душно,

Её ты ищешь на чужой волне.

Отдать свой пыл готов уже вполне

Любому, кто покажется радушным.

 

Сети всемирной беспокойный улей

Тебя манит к нему метнуться пулей,

С плебейскою проворностью слуги.

 

“Оставь надежду всяк сюда входящий”.

Как зомби бледный, сутками не спящий,

Попробуй сам себе ты помоги.

 

3.

Попробуй сам себе ты помоги,

Когда соблазны рвут тебя на части.

И честью свою, и совесть береги,

Не дай себя побить пиковой масти.

 

Смотри, со всех сторон грозят враги,

Пророчат маги страшные напасти,

Но слово Божие из львиной пасти

Святого Марка вынуть не моги.

 

Когда накроет землю темнота,

Скует уста пророков немота,

А вся любовь покажется бэушной* (*б/у, бывшей в употреблении)

 

Тогда найдется праведных отряд.

Они над миром совершат обряд,

Встав под знамена армии воздушной.

 

4.

Встав под знамена армии воздушной,

Благословлен ты милостью небес.

Из преисподней с сущностью двуручной

Придет для искушения хитрый бес.

 

С улыбкой гадкой, псевдо-добродушной

Тебе покажет он богатство, власть,

Их мнимую пленительную сласть,

Губительную людям простодушным.

 

Не смей внимать речам его лукавым.

Огнем, мечом, венцом и громкой славой

Тебя легко оставит без креста.

 

Он ловит души, склонные к порокам.

Его дары всегда выходят боком.

Начать ты сможешь с чистого листа!

 

5.

Начать ты сможешь с чистого листа!

Будь как дитя, отдайся в руки Бога.

Где правит бал святая простота,

Там меньше зла и в храм прямей дорога.

 

Есть на Руси священные места.

Туда войти ты можешь без предлога,

И люди божьи встретят у порога,

С иконой Вседержителя Христа.

 

“Сам на вопросы не найдешь ответ.

Душеполезно прочитать Завет,

А дальше просто всё: молись да кайся”.

 

Почтенных старцев мудрые слова

Не сразу переварит голова.

Не головой, душой понять старайся.

 

6.

Не головой, душой понять старайся,

Покуда не настал твой смертный час.

С привычками былыми расставайся.

Святая Дева сил тебе придаст.

 

Секундными проблемами не майся,

Душевных сил расходуя запас.

Но, помня лик  “Нерукотворный Спас”,

Ты с демоном внутри себя сражайся.

 

Услышив в церкви батюшки наказ,

Ты добрых дел не делай напоказ.

В густой толпе прохожих затеряйся.

 

Тщеславие - врага любимый грех.

Восторг толпы, признание, успех -

Ты демонам в силки не попадайся.

 

7.

Ты демонам в силки не попадайся.

Разрежет злую тьму надежды луч.

Готовься к новым битвам, возрождайся

Для солнца, что проглянет из-за туч.

 

Воспрянь душою, Господу предайся.

Он милостив, сияющ и могуч.

С Ним даже из навозных смрадных куч

Народ в зубах с молитвой выбирался.

 

Все суета сует, томленье духа,

Но тело забирает смерть-старуха,

Когда хранитель-ангел твой устал.

 

В душе твоей чтоб не иссякла вера,

Слова молитвы меряй полной мерой.

Храни от сквернословия уста.

 

8.

Храни от сквернословия уста.

И пусть порой сдержаться очень сложно,

Хотя бы в дни великого поста

Со словом обращайся осторожно.

 

А если длань просящего пуста,

Не поступай бездумно и безбожно.

Остаться безучастным невозможно,

Ценней всего на свете доброта.

 

Знай, дни твои прошли совсем не зря,

Когда ты жил, добро вокруг творя,

Послушный зову собственной души.

 

Звезда в ночи лучом укажет путь.

Тревоги и сомнения забудь.

Вооружиться верой поспеши.

 

9.

Вооружиться верой поспеши!

Заметишь изменения повсюду:

Колосья в поле, крик совы в тиши

Воспримешь как божественное чудо.

 

Ты искру ту храни, не потуши,

Причастие, как изысканное блюдо

Дели на службе с многоликим людом.

Твой мир внутри да будет нерушим.

 

Как день сменяет ночь, а зиму - лето,

Так тьма хозяйка только до рассвета.

Все состоянья мира хороши.

 

И «у природы нет плохой погоды».

Ведь главное - (и пусть проходят годы),

Чтоб сердца не могли тебя лишить.

 

 

 

10.

Чтоб сердца не могли тебя лишить,

Расставив всюду хитрые ловушки,

Ты Господу усердно послужи.

У черта вечно ушки на макушке.

 

Дары Его бесценные держи.

Под сводом самой маленькой церквушки

В окрестностях российской деревушки

Свою любовь молитвой докажи.

 

Листая предков старую тетрадь,

Ты время поворачиваешь вспять,

Черпая мудрость полными горстями.

 

Неправедных собраний берегись.

Слова ведут ко дну, уносят ввысь,

Но бисер не мечи перед гостями.

 

11.

Но бисер не мечи перед гостями.

Порыв душевный могут осмеять.

Людей, обуреваемых страстями,

Не следует всерьез воспринимать.

 

И не играй с словесными сетями.

Порой пред ними трудно устоять.

Чтоб семена от плевел отделять,

Тут не довольно ловкими перстами,

 

Туза искусно спрятав в рукаве,

Раскинуть перлы по сырой траве.

Ты силы для соратников храни.

 

 

Стремись к таким как ты, ты их найдешь

Ведь истина всегда сильней, чем ложь,

Из уст в уста доходит без границ.

 

12.

Из уст в уста доходит без границ

Благая весть о Божьем Воскресенье.

Та весть сладка, как песни райских птиц,

Она даёт надежду на спасенье.

 

К святым иконам припадая ниц,

Услышать можно ангельское пенье

И ощутить прекрасные мгновенья

На службе в храме средь знакомых лиц.

 

Любовь, Надежда, Вера в чудеса

Откроют душу, сердце и глаза,

И сложится мозайка из частиц.

 

Появится потребность всех любить.

Захочешь страстно  с ближним разделить

То знанье, что собрал ты из крупиц.

 

13.

То знанье, что собрал ты из крупиц,

Важнее всех наук и всех учений.

Как кружево выходит из-под спиц

(Легко, красиво, просто, без мучений),

 

Божественных небесных кружевниц,

Как слово, что имеет сто значений:

“Любовь” - в нем шелест волн, и скрип качелей,

И расписные ткани мастериц.

 

И запах хлеба “только из печи”,

И шепот губ влюбленного в ночи,

И с плеч спадающая шаль с кистями.

 

Собрал любви бесценные дары,

Хранил и множил в сердце до поры,

И поделился с добрыми друзьями.

 

14.

И поделился с добрыми друзьями

Вином и хлебом, кровом и добром,

Бродил по миру за семью морями,

Размениваясь словом-серебром.

 

Беседы вел с бомжами и царями,

Всегда монета падала “орлом”.

И, побеждая в спорах за столом,

Ты уходил, не хлопая дверями.

 

Используешь печатную машинку,

Потом ПК* - рабочую скотинку, (*Персональный Компьютер)

Стремясь свой опыт уложить в стихи.

 

И вот уже айфоны и планшеты,

Ведь всё быстрее вертится планета -

Теперь почти не пишешь от руки.

 

15.

Теперь почти не пишешь от руки,

Становишься всё более бездушным.

Попробуй ,сам себе ты помоги,

Встав под знамена армии воздушной.

 

Начать ты сможешь с чистого листа,

Не головой, душой понять старайся.

Ты демонам в силки не попадайся,

Храни от сквернословия уста.

 

Вооружиться верой поспеши,

Чтоб сердца не могли тебя лишить,

Но бисер не мечи перед гостями.

 

Из уст в уста доходит без границ

То знанье, что собрал ты из крупиц,

И поделился с добрыми друзьями.

Всегда ваша,

Элла Мария

Продолжение следует...

  • Vkontakte Social Icon
  • Facebook Social Icon
  • Instagram Social Иконка

© 2015 Храм Святителя Николая Чудотворца, Россия, Московская область, Ленинский район,

п. Володарского (Богородское)

Подписаться на рассылку